Блаженная Ѳеоктиста Михайловна - Воронежская Христа ради юродивая

8 (800) 775-04-31, +7 (495) 22-55-441
Библиотека Издательского Дома Русский Паломник Не дозвонились?
Оставьте Ваш номер, мы перезвоним!

      

Познакомившись съ краткими свѣдѣніями о Блаженной Ѳеоктистѣ, одинъ американскій почитатель, зная, что до Воронежа доступа нѣтъ, взмолился Блаженной и набросалъ ея образъ, какой она представилась его молитвенному воображенію, и сталъ ей молиться. Двадцать лѣтъ спустя, когда палъ «желѣзный занавѣсъ» и изъ Россіи посыпались свѣдѣнія о великомъ подвигѣ православнаго народа, вдругъ обнаружилась ея фотографія! Къ великому удивленію фотографія Блаженной оказаласъ на рѣдкость похожей на его рисунокъ, что наводитъ на мыслъ о таинственной близости Ѳеоктисты Михайловны къ намъ сь потусторонняго міра.

      Блаженная Ѳеоктиста Михайловна, Воронежская Христа ради юродивая, Память 22-го Февраля († 1936).

       Среди многочисленныхъ Воронежскихъ святыхъ есть многія невѣдомыя міру, какъ бы незамѣченныя вѣчно спѣшившими житъ, суетиться и умирать. Но передъ совѣстъю Церковной нельзя забывать тѣхъ истинныхъ благодѣтелей народныхъ, кто жилъ Христа ради на землѣ, по-христіански творилъ добро и за гробомъ имѣлъ отъ Господа силу заступничества, молился за тѣхъ, кто призывалъ ихъ св. имя. Такова Блаженная Ѳеоктиста Михайловна, которой посвящаются сіи нами собранныя малости.

       1. Два Митрофана.

       Когда святой Шанхайский и Санъ-Франсицкій Іоаннъ (Максимовичъ) жилъ во Франціи, у него былъ присный ученикъ родомъ изъ Воронежа, и когда Святитель постригалъ его въ монахи, то назвалъ его въ честь великаго Воронежскаго Святителя Митрофана. Новопостриженный инокъ беззавѣтно любилъ Шанхайскаго праведника и защищалъ его отъ тѣхъ власть имущихъ, кто не могъ понять душенастроеніе блаженныхъ, коимъ Святитель Іоаннъ въ дѣйствительности былъ. О. Митрофанъ въ Воронежѣ зналъ юродивую Блаженную Ѳеоктисту весьма близко и это позволяло ему непосредственно знать и цѣнить св. Іоанна «Босоногаго», какъ его называли во Франціи глубоко вѣрующіе французы.
       О. Митрофанъ (Мануиловъ) былъ вдовцомъ. Его покойная жена, Надежда Митрофановна, въ дѣвичествѣ Бучнева, часто бывала въ Оптиной Пустыни и даже считалась любимой ученицей Старца Нектарія, видно, думая въ юности посвятить жизнь свою монашеству, но гоненія на вѣрующихъ и ликвидація всѣхъ монастырей на Руси отстранили ее отъ такого намѣренія. Родной отецъ ея, Протоіерей Митрофанъ Бучневъ, былъ великимъ подвижникомъ благочестія, который не только хорошо зналъ и былъ близкимъ родственникомъ нашего О. Архимандрита Митрофана Парижскаго, но смотрѣлъ на своего тестя какъ на великаго духовнаго руководителя, духовника и душевѣдца и благоговѣлъ предъ нимъ.
       Самъ Протоіерей О. Митрофанъ былъ оптинскаго духа. По благословенію Оптинскихъ Старцевъ онъ принялъ на себя подвигъ духовничества и велъ глубоко сосредоточенную литургическую жизнь, т. е. былъ крайне внимательнымъ къ совершенію суточнаго богослуженія, будучи въ міру, имѣя жену и дѣтей. Имѣя уйму хлопотъ по приходскимъ обязанностямъ, онъ былъ на постоянномъ учетѣ партійныхъ агентовъ, которые подобно демонамъ постоянно слѣдили за нимъ съ цѣлью вредительства, ставя козни, чтобы помѣшать ему въ дѣлахъ христіанской добродѣтели.
       О. Митрофанъ своимъ духовнымъ авторитетомъ и праведной жизнью стяжалъ любовь къ себѣ народа; особенно тѣ любили его, чья душа стремилась къ болѣе совершенному образу жизни, тѣмъ болѣе, что совѣтская безпросвѣтная жизнь не удовлетворяла людей съ подлинно русской душой.
       Со временемъ вокругъ О. Митрофана образовалась полумонашеская община, которую духовно удочерила мѣстная Блаженная, Христа ради юродивая Ѳеоктиста Михайловна, передъ которой О. Митрофанъ благоговѣлъ и считалъ себя ея послушникомъ. Блаженная же въ свою очередь очень чтила О. Митрофана и была большой его помощницей въ руководствѣ молодыхъ послушницъ — «черничекъ», какъ ихъ тогда называли. Они стремились къ иному образу жизни, чѣмъ тотъ тусклый коммунистическій «рай», что на опытѣ показалъ, что онъ — преддверіе интернаціональнаго ада всего человѣчества, отступившаго отъ Христа.
       Протоіерей О. Митрофанъ былъ родомъ изъ Воронежа, сынъ псаломщика. Образованіе получилъ въ семинаріи и 18-ти лѣтъ женился на дочери священника, который служилъ при Воронежскомъ училищѣ для слѣпыхъ.
       Имѣя болыной музыкальный талантъ, онъ все же предпочелъ священство и былъ рукоположенъ въ іереи. Вскорѣ душа его потянулась къ высшему и онъ сталъ посѣщать Оптину Пустынь и Старцевъ тамошнихъ Іосифа и Анатолія. Это было въ самомъ началѣ 20-го вѣка. Его духовная жизнь, прочно настроенная такими мастерами, скоро начала давать плоды. По его сильной молитвѣ Господь во время бездождія и засухи посылалъ ливень, и когда одинъ разъ слишкомь дождь умножился, то, по молитвамъ О. Митрофана, Господь его и прекратилъ. Былъ и такой случай, когда уже у него была группа монашествующихъ, которые и свидѣтельствуютъ о слѣдующемъ:
       «О. Митрофанъ обычно начиналъ проскомидію еще во время утрени. Въ тѣхъ мѣстахъ зимою свѣтаетъ поздно, а утреня начиналась рано, еще задолго до зари. Темно въ храмѣ. Только мерцаютъ лампадки передъ иконами. Стоящія на клиросѣ дѣвушки какъ-то замѣтили, что въ алтарѣ то и дѣло вспыхиваетъ свѣтъ. Опасаясь, не загорѣлось ли что въ алтарѣ, кто-то изъ нихъ заглянулъ внутрь алтаря. О. Митрофанъ стоялъ у жертвенника. Онъ былъ виденъ въ профиль. Рука его, державшая копіе, двигалась отъ просфоры къ дискосу, вынимая частичку, О. Митрофанъ произносилъ имя поминаемаго и при каждомъ движеніи руки изо рта его вылетало пламя, свѣтъ котораго освѣщалъ алтарь и былъ виденъ стоящимъ на клиросѣ дѣвушкамъ. Это чудо Божіе!»
       Не миновать было, конечно, О. Митрофану репрессій, тѣмъ болѣе, что онъ былъ большой противникъ обновленчеству. Исполняя благословленное Оптинскими Старцами послушаніе, О. Митрофанъ стремился продолжать регулярное служеніе молебновъ «надъ имущими духа недуга», т. е. одержимыми, и многимъ изливалось изцѣленіе. Образовалась община глубоко вѣрующихъ, общая трапеза, за которой читались житія святыхъ и мучениковъ. Ему было предувѣдомленіе въ связи со Свят. Иннокентіемъ Иркутскимъ, Просвѣтителемъ Сибири, т. е. дорога въ Сибирь. «Зоветъ меня къ себѣ онъ», — говорилъ О. Митрофанъ.
       О совѣтской власти говорилъ, что она послана народу и Церкви въ наказаніе: «что заслужили, то и примите съ покорностью». Въ октябрѣ 1929 года онъ былъ арестованъ ГПУ. Былъ судъ и его осудили на 5 лѣтъ ссылки въ отдаленныя мѣстности Сибири. И сбылось предчувствіе его — въ Восточную Сибирь! Ѣхали долго и такъ утомительно, что О. Митрофанъ не выдержалъ и, заболѣвъ, продиктовалъ телеграмму: «Протоіерей Митрофанъ Бучневъ скончался сего дня». Такъ оно и случилось сразу послѣ этихъ словъ. Это было 22-го Марта 1930 года (9-го по ст. ст., на 40 Мучениковъ). Его похоронили на берегу рѣки Ангары.
Онъ былъ ревностный соратникъ съ Блаженной Ѳеоктистой Михайловной, которая глубоко чтила его и пережила его только на 6 лѣтъ.

Рисунокъ, набросанный молитвеннымъ экспромтомъ.

       2. Блаженная Ѳеоктиста Михайловна.

       Вотъ что разсказалъ намъ Отецъ Митрофанъ Парижскій:
       «Кто она была и откуда — никому не было извѣстно. Говорили, что жена крупнаго морского офицера, погибшаго въ японскую II войну, и что послѣ этой трагедіи она приняла на себя подвигъ юродства.
       Была она ниже средняго роста, худенькая, изможденная, съ благородными чертами лица. Одновременно пребывала и въ Воронежѣ, и въ Новочеркасскѣ: въ Воронежѣ — въ женскомъ Алексѣевскомъ монастырѣ жила, а въ Новочеркасскѣ была весьма тоже уважаема. Говорили, что тамъ она была принята у атамана Войска Донскаго и имѣла не мало своихъ друзей.
       Я знаю ее съ дѣтства. Какъ-то мать моя привела меня въ женскій монастырь къ ней въ гости. Ѳеоктиста Михайловна сама ухаживала за мной, наливала чай. Въ Воронежѣ былъ выдающійся пастырь, Протоіерей О. Митрофанъ, онъ очень чтилъ ее, принималъ съ великимъ почетомъ. Ѳеоктиста Михайловна имѣла даръ прозорливости, который въ послѣднія годы особенно ярко проявлялся. Вотъ случаи, которые я лично на себѣ испыталъ.
       Было страшное совѣтское время. Отецъ мой священникъ, и я боялся за него. Долго его не видалъ. Послѣ долгой разлуки какъ-то прибылъ и былъ ночью у отца: Очень радовался свиданію съ родными. Утромъ Ѳеоктиста Михайловна присылаетъ одну ей прислуживающую дѣвушку, чтобы я немедленно ушелъ отъ отца и пришелъ къ ней. Очень не хотѣлось, такъ какъ время было опасное и я пріѣхалъ не надолго. Дѣвушка ушла и черезъ нѣкоторое время приходитъ съ тѣмъ же повелѣніемъ опять отъ Ѳеоктисты Михайловны. И такъ три раза, пока я не пошелъ. Прихожу, думаю, въ чемъ же дѣло столь спѣшное. А она сидитъ за самоваромъ и преспокойнымъ образомъ, какъ ни въ чемъ не бывало, разливаетъ чай, угощаетъ и ведетъ самую преспокойную бесѣду о погодѣ и разспрашиваетъ о моемъ житьѣ-бытьѣ. Пришлось смириться и покориться. Черезъ часъ приходитъ мать въ слезахъ. Оказывается, какъ только я послушался и ушелъ къ Ѳеоктистѣ Михайловнѣ, пришли съ обыскомъ къ отцу и арестовали отца. Былъ бы я дома, меня бы непремѣнно забрали бы тоже. Тогда Ѳеоктиста Михайловна приняла совершенно иной видъ и посовѣтовала мнѣ поспѣшить уѣхать изъ города.
       Я очень любилъ свою мать. Когда она скончалась, я жилъ въ Тулѣ. Меня телеграммой извѣстила сестра и я очень страдалъ. Хотя я всегда имѣлъ отвращеніе къ спиртнымъ напиткамъ и никогда не прельщался ими, но когда я узналъ о смерти моей мамы, то такъ обозлился на безвыходную совѣтскую дѣйствительность, ежедневное издѣвательство, окружающее меня, что отъ горя и съ досады и возмущенія не стерпѣлъ, пошёлъ и напился, до того здорово, что еле добрался до квартиры, гдѣ жилъ. У Ѳеоктисты Михайловны жила одна дѣвушка съ высшимъ образованіемъ, посвятившая ей свою жизнь. Вотъ ей я написалъ о смерти матери, чтобы передала Ѳеоктистѣ Михайловнѣ. Получаю письмо отъ нее, гдѣ говорится: Ѳеоктиста Михайловна проситъ Вамъ передать, что она пьяныхъ терпѣть не можетъ.
       Я служилъ въ Орлѣ, былъ взятъ на одну работу. Когда узнали, что я сынъ священника, не получилъ денегъ. Уже нѣсколько мѣсяцевъ продолжается задержка мнѣ денежной выдачи. Денегъ нѣтъ. Очень волновался, что будетъ дальше. Пишу письмо Блаженной. Вдругъ получаю отвѣтъ черезъ два дня: «Ѳеоктиста Михайловна просила Вамъ передать, что она сдѣлала «распоряженіе» заплатить Вамъ деньги». Я ожилъ надеждой, иду на телефонную станцію звонить въ Орелъ, въ трестъ, узнать, въ какомъ положеніи находится дѣло съ моей оплатой. И слышу: «Гдѣ Вы? Мы Васъ ищемъ, чтобы заплатить Вамъ». Вотъ и «распорядилась» дорогая Ѳеоктиста Михайловна.
       Видъ у нее былъ особенный. Носила солдатскіе ботинки самаго большого размѣра и никогда не зашнуровывала. Ходила намѣренно по лужамъ. У нее была клюка — палка съ наконечникомъ, просто сукъ. Всегда носила эту палку. Но все же было явно ея дворянское происхожденіе, аристократическій видъ. Идетъ и крѣпко ругается. Но посмотритъ добродушными глазами. Дорогой закрывала форточки въ домахъ клюкой. Буйная была. Очень меня любила, часто приходила въ гости. Идемъ разъ съ Ѳеоктистой Михайловной по улицѣ, а навстрѣчу идетъ молодая цвѣтущая дама. Видно, Ѳеоктистѣ Михайловнѣ что-то было о ней открыто, т. к. вдругъ ни съ того ни съ сего какъ ударитъ ее по спинѣ изо всѣхъ силъ. Та такъ и замерла, но прошла дальше, такъ какъ, навѣрное, знала, за что ей влетѣло.      

О. Архимандритъ Митрофанъ, ученикъ Св. Іоанна Максимовича, въ послѣвоенныхъ лагеряхъ.

      Дѣвица разсказывала, что ночи Ѳеоктиста Михайловна не спала, проводила въ молитвѣ и бодрствованіи. Когда приходила въ гости, то дѣлала видъ, что насекомыхъ вытаскиваетъ и давитъ, и все чесалась. Этимъ, конечно, вызывала у людей осужденіе. При чужихъ начинала говорить всякую чепуху, иногда ругательствами переплетаетъ. Какъ только чужіе уйдутъ, начинаетъ бесѣду прозорливой старицы. У нея былъ исключительный умъ, особая тонкость выраженія!
       Въ Воронежѣ была большая площадь, съ одной стороны — областной комитетъ партіи и областной исполнительный комитетъ, и тамъ памятники Ленину и Сталину. Вездѣ парадные чекисты стоятъ. Разъ она подошла къ этимъ памятникамъ и при всемъ народѣ помочилась. Потекла лужа. Ее сразу же забрали въ ЧК, а она тамъ на столѣ запачкала «побольшимъ». Подержали и отпустили какъ ненормальную.
У нее была знакомая Аниська. Она однажды заболѣла и собралась умирать, т. к. никто не могъ помочь ей. Приходитъ къ ней Ѳеоктиста Михайловна. Ей говоритъ Аниська, что умираетъ. «Притворяется» — отвѣчаетъ Ѳеоктиста Михайловна, подходитъ къ ней, беретъ за руку дѣйствительно умирающую и говоритъ — «Аниська, вставай!» Та моментально встала и начала имъ готовить обѣдъ, и на этомъ кончилась вся ея болѣзнь. Это было въ Воронежѣ.
       У одной женщины былъ обыскъ. Былъ у нихъ малый запасъ денегъ, которые она спрятала изъ сумки въ шкафъ. Вдругъ нагрянули обыскивать ее. Все обыскивали. Мысленно она возопила о помощи: «Ѳеоктиста Михайловна, спаси!» Обыскивающій толкнулъ сумку, и ничего не увидѣлъ. Буфетъ передвигалъ, а денегъ не нашелъ.
       Ѳеоктиста Михайловна послѣ смерти мужа, разочаровавшись въ прочности земной жизни, устремила сердце свое горе. Жила въ Воронежѣ въ монастырѣ, пока монахинь не разогнали, а потомъ ютилась у разныхъ людей. Не имѣла мѣста, гдѣ «главу преклонить». Былъ у нея свой кругъ, который она навѣщала, а потомъ ѣхала въ Новочеркасскъ. У атамана стояла всегда охрана, а она проходила вездѣ свободно, все было ей открыто, прямо въ спальню заходила. Неспроста она утѣшала въ Новочеркасскѣ, ибо тамъ были страшные бѣдствія — почти начисто вычистили (арестовали, сослали, погубили), изъ-за того что казачество было большой опорой для государства.
       Ѳеоктиста Михайловна очень была немногословна, чтобы оттолкнуть отъ себя, убить гордость. Человѣческое естество не выдерживаетъ обличенія и будетъ всегда стараться защитить себя, отвести обвиненія, даже если и не правъ. А путь юродивыхъ — особый путь, самый прямой къ Богу. Она навлекала на себя гоненія: издѣвались надъ ней, ненавидѣли ее и даже били.
       Умерла въ Воронежѣ. Кровь хлынула горломъ. Скончалась 21-го Февраля (6-го Марта по н. ст.) въ 1936 году и похоронена на кладбищѣ за городомъ.
О. Архимандритъ Митрофанъ

      По нашей просьбѣ Монахиня Ксенія (Новикова) изъ Санъ-Францисскаго монастыря въ честь Владимірской иконы Божіей Матери сообщила слѣдующія двѣ главы.

       3. Воронежъ.

       Кажется, такъ давно это было, что съ трудомъ уже вспоминается... Блаженная Воронежская Ѳеоктиста Михайловна... Вижу ее — небольшого роста, одѣтую въ длинную юбку и какое-то невзрачное пальто, на головѣ что-то много накручено, или нѣсколько платковъ, или, можетъ быть, одинъ толстый, какъ бы байковый. Ходила она по большей части по мостовой, бывала съ нею какая-то сопровождающая ее, возможно, монахиня или послушница изъ Покровскаго дѣвичьяго монастыря, т. к. жила она тамъ среди оставшихся, случайно не изгнанныхъ сестеръ, въ давно разоренномъ монастырѣ, превращенномъ въ такъ называемый рабочій городокъ.
       Монастырь былъ своекоштный и представлялъ собой большую площадь, застроенную домиками разнаго размѣра, возможно, вмѣщавшими по двѣ или по четыре келліи. Въ оградѣ большой храмъ, построенный формой креста, трехпрестольный: главный престолъ — Преображенія Господня, предѣлы — Знаменія Пресвятыя Богородицы и св. Великомученицы Варвары. Входъ чрезъ Святыя Врата, но было еще двое или трое воротъ, свое кладбище. Колокольня была отдѣльно отъ храма. Въ какой-то изъ келлій и жила Ѳеоктиста Михайловна.
       Ѳеоктисту Михайловну часто сопровождала ватага мальчишекъ. Иной разъ она останавливалась и, повернувшись къ нимъ, что-то говорила. По большей части приходилось видѣть ее издали, приближаться къ ней съ нѣкоторой опаской. Были семьи, которыя она навѣщала и, возможно, гостила у нѣкоторыхъ.
       Владыка Петръ (Звѣревъ) былъ большимъ почитателемъ Воронежскихъ Святителей Митрофана, Тихона и непрославленнаго еще Святителя Архіепископа Антонія (Смирницкаго). Какъ несогласный съ политикой совѣтской власти въ отношеніи обновленческой Церкви, Владыка побывалъ уже не въ одной ссылкѣ, Владыкѣ были предоставлены на выборъ двѣ епархіи: Нижегородская (въ Балахну) или Воронежская. Владыка выбралъ послѣднюю. (Кажется, Блаженная Дивѣевская Марія Ивановна посылала Владыку въ Нижній Новгородъ, но потомъ, какъ Владыка говорилъ, написала ему: «Твоя дорога въ Балахну сломалась»).
       Это было время, когда Митроп. Сергій (впослѣдствіи Патріархъ) на время покаялся и возвратился изъ обновленческой Церкви въ Тихоновскую, т. е. Святѣйшаго Патріарха Тихона, и былъ замѣстителемъ мѣстоблюстителя Патріаршаго Престола, время, когда дѣйствительный мѣстоблюститель Митрополитъ Петръ Крутицкій находился въ изоляціи. Тотъ Митрополитъ Сергій и направилъ Владыку Петра въ Воронежъ, причемъ сказалъ, что посылаетъ перваго (наилучшаго) проповѣдника Московской Митрополіи. Владыка Петръ, дѣйствительно, говорилъ великолѣпно. Служилъ особенно торжественно, со многими прислужниками, сопровождавшими его, когда онъ съ кажденіемъ обходилъ храмъ. Помимо этого Владыка исключительно сердечно и внимательно относился ко всѣмъ и къ каждому. Народъ полюбилъ его всей душой. Несмотря на всевозможныя репрессіи, какимъ тогда (даже во времена НЭПа) подвергалось и духовенство, и міряне, на его служеніяхъ храмы бывали переполнены, даже въ дни совѣтскихъ праздниковъ и демонстрацій. Люди стояли буквально сплошной стѣной, какъ говорится, яблоку было нѣгдѣ упасть. Настолько тѣсно бывало, что невозможно было поднять руку, чтобы перекреститься, а если удавалось какъ-то поднять руку для креста, то уже трудно было снова опустить ее, приходилось прижать локоть къ груди и такъ стоять, пока не явится возможность измѣнить положеніе.
      

Протоіерей Митрофанъ съ семьей. Дочь Надежда стала женой О. Митрофана Мануилова, снято въ годы его знакомства съ Блаженной Ѳеоктистой.

      На богослуженія приходили всѣ заранѣе. Къ пріѣзду Владыки бывало столько народу, что ему оставалась только узкая дорожка пройти къ алтарю черезъ каѳедру. Стоявшія у каѳедры рисковали повалиться на нее подъ напоромъ массы людей, окружавшихъ каѳедру. При появленіи Владыки хоръ пѣлъ «Отъ востока солнца до западъ хвально имя Господне», а потомъ уже «Достойно есть». Когда Владыка кадилъ, то говорилъ: «Духъ Святый найдетъ на васъ (на тя) и сила Вышняго осѣнитъ тя». Молящіеся должны были отвѣтствовать: «Той же Духъ да содѣйствуетъ ти во вся дни живота твоего». Послѣ каждаго прошенія, произнесеннаго діакономъ, Владыка дѣлалъ поясной поклонъ, за нимъ и вся церковь, если возможно было двинуться въ толпѣ.
Дѣти, часто стоявшія у каѳедры во время богослуженій, не сводили глазъ съ Владыки. Иной разъ Владыка наклонится и повернетъ головку заглядѣвшагося на него малыша лицомъ къ алтарю. Владыка приходилъ въ храмъ и во внѣслужебное время и собиралъ дѣтей, бесѣдовалъ съ ними, училъ читать часы и пѣть. Нотнаго пѣнія не любилъ — должна была пѣть вся церковь, часто запѣвалъ самъ или всѣ пѣли за такъ называемой его капеллой — группой спѣвшихся пѣвчихъ-любителей, дѣвочекъ и взрослыхъ, регентъ — Настоятель одного разореннаго монастыря — 50 лѣтъ регентовалъ (съ 14-лѣтняго возраста). Владыка говорилъ, что ему пріятно, когда въ церкви, куда его приглашаютъ служить, говорятъ: «Нельзя ли и Вашу капеллу?» Говорилъ: «Пойте Богу разумно, сознавая, что поёте. Ваша слава — моя слава. Ваше безчестіе — мое бёзчестіе».

       4. Епископъ Петръ. (1)

       Какъ и все несогласное съ совѣтской властью духовенство, и Владыка Петръ былъ на учетѣ въ ГПУ, подъ постояннымъ открытымъ и тайнымъ надзоромъ. Его вызвали въ Москву — былъ тамъ какой-то главный чекистъ-слѣдователь, по фамиліи, кажется, Тучковъ. Его духовенство называло «Митрополитъ Евгеній Лубянскій» (по имени тюрьмы на Лубянкѣ въ Москвѣ). 10/23-ье число было, какъ Владыка говорилъ, роковымъ для него, въ это число его обыкновенно вызывали въ ГПУ. И вотъ 10/23-го Ноября 1925 года «Лубянскій Митрополитъ» потребовалъ его въ Москву. Когда пришли проститься съ Владыкой, онъ говорилъ о томъ, какъ трудно ему разставаться съ паствой, какъ тяжело оставлять ее. «Опять кусочекъ моего сердца остается въ Воронежѣ». Очевидно, такъ бывало и вездѣ.
       Владыка уѣхалъ. Всѣ тяжело переживали разлуку съ нимъ и обращались къ Блаженной Ѳеоктистѣ Михайловнъ: «Скоро ли вернется Владыка?», «Когда пріѣдетъ Владыка?» Она отвѣчала: «Мясоѣдомъ пріѣдетъ». И дѣйствительно, ГПУ не задержало его, онъ вернулся домой. У Владыки въ Москвѣ былъ братъ родной, юристъ Арсеній Константиновичъ Звѣревъ, сестра Варвара, жена брата и сестра жены брата. Они, эти родственники, пріѣзжали къ нему въ Воронежъ навѣстить.
       Въ сочельникъ подъ Рождество Христово 1925 года ст. ст. скончался святой Старецъ Митрополитъ Владиміръ Воронежскій — тихо тихо угасъ, какъ свѣчечка. Еще 21-го Декабря онъ былъ въ алтарѣ, молился, а во время чтенія Еѵангелія подъ Рождество скончался. Слова Ѳеоктисты Михайловны сбылись точно: 28-го Декабря Владыка Петръ прибылъ въ Воронежъ на отпѣваніе и похороны почившато Святителя. Прибылъ и Митрополитъ Назарій, Курскій и Обоянскій. Они и похоронили Владыку Митрополита на указанномъ имъ самимъ мѣстѣ въ нижнемъ храмѣ, Алексѣевскомъ, Святителя Алексія, Митрополита Московскаго, подъ спудомъ за правымъ клиросомъ.
       Позднѣе, по ходатайству глубоко чтившихъ Владыку рабочихъ, имѣвшихъ какое-то значеніе въ то время, Владыка Петръ 2-го Февраля 1926 года, на Срѣтеніе Господне сталъ Архіепископомъ Воронежскимъ (это и день его хиротоніи въ 1919 году).
       Владыка сталъ жить тогда въ небольшомъ домикѣ недалеко отъ Алексѣевскаго монастыря (между прочимъ, есть преданіе, что Святитель Алексій, когда уѣзжалъ въ Орду исцѣлять отъ слѣпоты ханшу Тайдулу, проѣзжалъ мимо того мѣста, гдѣ впослѣдствіи былъ построенъ Алексѣевскій монастырь, и благословилъ его). Здѣсь Ѳеоктиста Михайловна постоянно навѣщала Владыку (видимо, онъ вообще былъ въ дружбѣ съ Блаженной), причѣмъ она прямо проходила въ его келію и садилась на его кровать, гдѣ ждала его, пока Владыка отпуститъ непрестанно приходившихъ къ нему. Называлъ Владыка ее всегда по имени и отчеству.     

Уголокъ Старого Воронежа.

       Помню еще. Въ верхнемъ храмѣ Алексѣевскаго монастыря въ честь Воскресенія Христова были двѣ чудотворныя иконы Божіей Матери: «Живоноснаго Источника», помѣщавшаяся справа, на возвышеніи, куда вели ступеньки съ металлическими перильцами, а съ лѣвой, на такомъ же точно возвышеніи помѣщалась икона «Троеручицы» (праздновали ей 12-го Іюля). И вотъ какъ-то всѣ молившіеся въ храмѣ были весьма смущены поведеніемъ Ѳеоктисты Михайловны: она забралась на возвышеніе къ иконѣ Божіей Матери Троеручицы, стала спиной къ иконѣ и начала кого-то сильно обзывать довольно некрасивыми выраженіями. Черезъ нѣкоторое время воры влезли въ ризницу, перепиливши чугунныя рѣшетки и похитили что-то цѣнное. Тогда люди поняли, что это ея выступленіе относилось къ тѣмъ злодѣямъ.
       Говорили, что если она давала хлѣбъ, то это къ хорошему. Разсказывали, что разъ она пила чай у кого-то изъ сестеръ въ Дѣвичьемъ монастырѣ, вдругъ вскочила и выплеснула изъ блюдца воду во дворъ, а въ это время у кого-то поблизости загорѣлась сажа въ трубѣ. Такъ Ѳеоктиста Михайловна «залила» пожаръ этимъ своимъ прозорливымъ дѣйствіемъ.
       Отъ одной рабы Божіей она отказалась принять булку, сказавъ: «Она тебѣ самой нужна, ты столько-то (она сказала, сколько) проживешь съ ней одной (больше нѣчего, молъ, будетъ ѣсть тебѣ)», что и сбылось.
       Разсказывали, что передъ смертью она одѣлась во все бѣлое и умерла у кого-то въ Алексѣевскомъ монастырѣ. Вотъ то нѣмногое, что осталось о ней въ памяти.

       5. Послѣднія годы.

       Воронежъ былъ погруженъ во мракъ обновленчества. Только одна церковь, за городомъ, православная. Добраться туда нелегко — далеко. Но духовная жизнь не замираетъ, благодаря двумъ свѣтильникамъ, Воронежскимъ Блаженнымъ — Ѳеоктистѣ Михайловнѣ и Максиму Павловичу. Въ городѣ они имѣютъ нѣсколько пристанищъ: «бѣлый домъ», «красный домъ»... Красный домъ — въ центрѣ города. Бѣлый — на окраинѣ, недалеко отъ насъ.
       Ѳеоктиста Михайловна очень стара. Воронежскія старушки не помнятъ ея молодой. Вспоминаютъ, что когда сами были помоложе, Ѳеоктиста Михайловна была уже старой и любила развозить на извозчикѣ булки по тюрьмамъ и больницамъ. Богъ вѣсть, сколько ей лѣтъ. Она передвигается частыми мѣлкими шажками, обязательно въ сопровожденіи какой-нибудь дѣвушки.
Еще до нашего пріѣзда мѣстный священникъ, Протоіерей О. Митрофанъ, собралъ общину изъ дѣвушекъ, которыхъ опекала Ѳеоктиста Михайловна. Но при насъ община эта была въ разсѣяніи, жили частично въ городѣ, частично на хуторахъ, но связь поддерживалась. При Ѳеоктистѣ Михайловнѣ было нѣсколько дѣвушекъ. Они очень хорошо ее обслуживали, она всегда была чисто одѣта и укутана большимъ теплымъ бѣлымъ платкомъ.
       Максимъ Петровичъ помоложе Ѳеоктисты Михайловны, ему примѣрно 60 лѣтъ. Въ рукахъ у него всегда неизмѣнная палка и множество сумочекъ, мѣняющихся, и, говорили, не случайно: то ключи носитъ, то замки. Ничего не выпускаетъ изъ рукъ, а если кто пытался облегчить его, протестовалъ и даже какъ-то особо рычалъ. Онъ ежедневно посѣщаетъ вокзалъ, и всѣ желѣзнодорожники его знаютъ, всѣ ему пріятели и къ его словамъ всегда прислушиваются.   

Священномученикъ Петръ Воронежскій.

       Вотъ эти два человѣка, несшія подвигъ юродства, безпрерывно обходили городъ и поддерживали въ немъ духъ благочестія.
       — Фроська, жизнь надо держать! Держать надо жизнь! — грозно говорилъ Максимъ Павловичъ, постукивая палочкой.
       Эти Блаженные часто бывали и у насъ и всякими особыми способами напоминали, что «жизнь надо держать». Какъ-то на Пасху мы съ Женечкой собрались къ заутренѣ. Чтобы попасть въ храмъ, надо было пройти черезъ весь городъ и идти дальше по пустынному мѣсту за городомъ. Взяли куличъ съ пасхой, яйца а отправляться боязно. Ѳеоктиста Михайловна у насъ ночевала (ночевала всегда обязательно на моей кровати). Замѣтивъ нашу нерѣшительность, говоритъ намъ ласково-ласково: «Вы не бойтесь, у васъ попутчики будутъ», — и провожаетъ насъ. Только мы вышли изъ дома, видимъ, идутъ женщины, тоже въ церковь къ заутренѣ... (ту послѣднюю загородную церковь вскорѣ тоже закрыли. Однажды собрался народъ на какой-то большой праздникъ, а на двери церкви замокъ. Такъ на этомъ все и кончилось.)
       Ѳеоктиста Михайловна часто бранилась, а то могла и запустить въ тебя, что подъ руку попадется. Удивительно могла обличать, попадая въ самую точку, почти безъ словъ, жестами и мимикой. Но сквозь ея суровость просвѣчивала удивительная ласка. Такъ, однажды я встрѣтила ее посреди города. Всего-то мнѣ 25 лѣтъ было, и въ головѣ много мусора. И вотъ она давай меня распекать: палкой постукиваетъ и такъ выразительно жестами обличаетъ мою пустоту, что прохожіе останавливаются. А я топчусь на мѣстѣ, краснѣю и чувствую, что видитъ она меня насквозь — такъ бы и убѣжать.
       Въ другой разъ, позже, когда пришлось мнѣ остаться одной въ Воронежѣ въ связи съ затянувшимся обмѣномъ квартиры, а всѣ мои уѣхали уже въ Кострому, я очень грустила и печалилась, настроеніе нерѣдко бывало мрачное. Однажды въ такомъ настроеніи я пришла за утѣшеніемъ въ домъ, гдѣ часто останавливалась Ѳеоктиста Михайловна. Она какъ разъ тамъ сидѣла за столомъ и обѣдала. Хозяйка лежала въ глубинѣ комнаты на диванѣ. Вдругъ, не успѣвъ поздороваться, замѣчаю, что Ѳеоктиста Михайловна нацѣлилась въ меня вилкой, выраженіе лица грозное. А хозяйка съ дивана жестами показываетъ мнѣ, что надо удалиться — не то худо будетъ... Я, совсѣмъ разстроенная, вышла на веранду дома. Вотъ такъ утѣшеніе! Присѣла въ кресло и тотчасъ уснула. Проснулась — не пойму, гдѣ я и что со мной, а на душѣ такъ свѣтло и легко... Хозяйка объяснила, что Ѳеоктиста Михайловна видѣла меня окруженной бѣсами и что отъ ея молитвы мнѣ пришло облегченіе.
       Умѣла Ѳеоктиста Михайловна и насмѣшить. Какъ-то ночью (она у насъ была) пьяный сосѣдъ буянитъ у окна, того и гляди окно выставитъ. Хозяина дома не было, хозяйка въ положеніи, вся побѣлѣла. Не знаемъ, что дѣлать. Ѳеоктиста Михайловна спала, но тутъ же проснулась и говоритъ: «Что, любовника подъ кровать пустили, а онъ буянитъ? Да ничего не сдѣлаетъ, и духа его тутъ не будетъ». А тотъ въ окно все ломится — и намъ страшно и смѣшно. И что же? — Наконецъ, онъ угомонился, а вскорѣ и вовсѣ куда-то изчезъ безъ слѣда изъ нашего двора.
       Какъ-то въ день моихъ именинъ Ѳеоктиста Михайловна была съ нами. Вдругъ вижу, мимо оконъ идутъ въ бѣлыхъ костюмахъ знакомая врачъ съ мужемъ. Я хотѣла было ихъ окликнуть, но Женечка не разрѣшила. А я приглашала ихъ, и такъ хотѣлось, чтобы они зашли. Они же нѣсколько разъ проходили мимо оконъ и такъ и не нашли насъ, о чемъ впослѣдствіи жалѣли. Конечно, Ѳеоктиста Михайловна напугала бы ихъ. Они были люди изъ другого міра.
       Ѳеоктиста Михайловна, имѣя уже всѣ старческія немощи, еле передвигала ногами, но часто отправлялась пѣшкомъ въ Задонскъ въ сопровожденіи дѣвушки. При этомъ она выбирала непремѣнно самую отчаянную погоду, съ вѣтромъ, мокрымъ снѣгомъ, колющимъ лицо.
       Иногда она нарочно подвергала своихъ спутницъ разнымъ испытаніямъ. Напримѣръ, было строго съ паспортами, а она подойдетъ къ милиціонеру и говоритъ: «Милиціонеръ, а у дѣвчонки паспорта нѣтъ». Дѣвушка пугалась, но никакихъ послѣдствій не бывало. Или лѣтомъ, идя по лугу, встрѣтятъ стадо коровъ, быкъ злой. Она и присядетъ поблизости, какъ ни въ чемъ не бывало. Еще разсказывали, что Ѳеоктиста Михайловна часто бывала въ семьѣ, въ которой было много дѣтей, а отецъ въ ссылкѣ. Придя, она иногда давала деньги и посылала купить курицу, велѣла приготовить, а сама уходила, не дождавшись обѣда. А то деньги оставитъ, а когда ихъ отдаютъ, говоритъ, что не оставляла, что деньги не ея.
       Ѳеоктиста Михайловна всегда носила правый ботинокъ на лѣвую ногу, а лѣвый — на правую, и разсказывали, что однажды О. Митрофанъ купилъ ей новые ботинки, она же надѣла ихъ по своему обыкновенію и велѣла разрѣзать ихъ, что О. Митрофанъ безропотно и исполнилъ. Онъ почиталъ Ѳеоктисту Михайловну какъ истинную Блаженную во Христѣ, цѣнилъ ея духовную мудрость и былъ ея преданнымъ послушникомъ...
      

Святители Воронежскіе, Тихонъ Задонскій и Митрофанъ.

Говорили, что если Ѳеоктиста Михайловна и Максимъ Павловичъ сходились вмѣстѣ, то между ними начиналась война. Кто знаетъ, какъ это понять..?
       Максимъ Павловичъ имѣлъ даръ прозорливости. Еще до моего пріѣзда среди иконъ у Женечки съ мамой стоялъ маленькій образокъ Владимірской Божіей Матери, присланный мнѣ изъ ссылки батюшкой О. Георгіемъ. Максимъ Павловичъ замѣтилъ его и сказалъ: «Вотъ пріѣдетъ Архіерей и надѣнеть его», — и засмѣялся. А надо сказать, что еще въ Москвѣ, когда мы ходили въ Даниловъ, я все говорила, что хочу быть Архіереемъ, и братъ меня въ шутку спрашивалъ: «Ну, какъ, Ваше Преосвященство, дѣла?» А однажды кто-то изъ нашихъ сказалъ объ этомъ О. Павлу, духовному сыну батюшки, на что тотъ отвѣтилъ: «Кто епископства желаетъ, добраго дѣла желаетъ...» (1 Тим. 3, 1) Вскорѣ дѣйствительно пріѣхалъ «Архіерей» — я.
       А когда газеты наполнились сообщеніями о гитлеровскихъ приготовленіяхъ, Максимъ Петровичъ, какъ бы читая газету военнаго времени, приговаривалъ, бывало: «Англія, Франція, пятнадцать тысячъ...», — и все въ томъ же родѣ, а затѣмъ: «Ха, ха, ха! Наша взяла!» Хорошо помню, какъ ѣдетъ онъ въ трамваѣ со своимъ неизмѣннымъ посохомъ и мѣшочками, со всѣхъ сторонъ его желѣзнодорожники обступили, а онъ все имъ толкуетъ. А вѣдь былъ еще только тридцать пятый — тридцать шестой годъ...
       Блаженная Мати Ѳеоктистѣ, моли Бога о насъ!

       6. Новый Воронежскій Святой.

       Священномученикъ Святитель Петръ (Звѣревъ), скончавшійся на Соловкахъ, былъ любимымъ Воронежскимъ пастыремъ и былъ духомъ близокъ къ носителямъ святости въ Воронежскихъ краяхъ. Онъ слылъ святымъ ещё задолго до своей мученическаго подвига, что на сегодяшній день дѣлаетъ его кандидатомъ для прославленія.
       Сохранилось цѣлое жизнеописаніе и нѣсколько его фотопортретовъ. Его чтутъ боголюбцы какъ въ Россіи, такъ и за предѣлами ея. Въ Америкѣ оказались двѣ его духовныхъ дочери, принявшія иночество и уже давно скочавшіеся, но успѣвшія кое-что повѣдать о немъ, что для насъ цѣнно, хотя сами по себѣ не очень-то важные свѣдѣнія.
       Первая, Схи-Игуменія Варвара (до схимы Іуліанія), была извѣстной настоятельницей маленькаго скита въ Калифорніи, въ городкѣ Калистогѣ, гдѣ она кое-что записала изъ воспоминаній о гонимыхъ на Соловкахъ жертвахъ красного террора. Незадолго до ея смерти мы посѣтили её, где она жила, уже на покоѣ, со своей послушницей Матерью Анѳисой, познакомилися они на Соловкахъ.
       Какъ только Матушка Іуліанія скончалась, Мать Анѳиса собрала въ охапку всѣ оставшіеся послѣ нея бумаги и послала по почтѣ намъ въ Братство, и мы получили ихъ одновременно съ сообщеніемъ о смерти самой Матери Анѳисы. А всѣ остальныя бумаги пропали. Она считала Святителя Петра безусловно святымъ.
       Другая духовная его дочь, Монахиня Ксенія, сохранила живую о немъ и Ѳеоктистѣ Михайловнѣ память, о чемъ выше упоминается. Въ ея письмахъ находимъ нѣсколько штриховъ о Владыкѣ Петрѣ и другихъ Воронежскихъ исповѣдникахъ. Она сохранила акаѳистъ Преп. Герману Соловецкому, написанный Владыкой Петромъ во время его заключенія на Соловкахъ. Въ свободное отъ каторжной работы время, гуляя по берегу моря, бьющего ледяной волной съ сѣверного полюса, или длинными вечерами при игрѣ сѣвернаго сіянія, Владыка Пётръ составилъ акаѳистъ тому, кто много лѣтъ назадъ первымъ прибылъ туда и, вдохновясь этой сѣверной пустыней, положилъ начало иноческому жительству на Соловкахъ. Минѵя строжайшую цензуру, онъ переслалъ этотъ акаѳистъ на открыткахъ по разнымъ адресамъ въ Воронежъ, и Мать Ксенія, тогда юная Анна Новикова, собрала эти открытки и, расшифровавъ иногда засекреченный текстъ, составила изъ фрагментовъ полный акаѳистъ, бережно хранила его до того желаннаго времени, когда окажется на свободѣ, безъ постоянной совѣтской почтовой цензуры — и сможетъ это обнародовать. Но только съ годами, уже ожидая свою кончину, она принесла намъ и мы со временемъ его издали (въ «Русскомъ Паломникѣ» №11-12, 1995).      

Блаженный Максимъ Павловичъ, Воронежскій юродивый.

Фреска Блаженной Ѳеоктисты въ Св. Ксеніевскомъ Скиту, въ Калифорніи.

Священномученикъ Протоіерей Митрофанъ Воронежскій.

       Въ письмахъ Матери Ксеніи есть о Воронежѣ:
       «Относительно Владыки нашего Петра вспомнилось мнѣ ещё, что когда его облачали на каѳедрѣ, руки онъ держалъ какъ на благословеніе съ перстами сложенными именословно. Это же говоритъся о нашемъ Воронежскомъ Святителѣ Антоніи въ его жизнеописаніи (Отечественные Подвижники Благочестія). Во время служенія Литургіи, при маломъ входѣ, когда пѣли «Пріидите поклонимся», Владыка только наклонялъ голову. Какъ сейчасъ вижу его стоящимъ съ наклоненной головой въ легкой митрѣ съ бѣлой мѣховой опушкой, какъ изображаются Московскіе святители Петръ, Алексій, Іона. Иконки на этой митрѣ были бумажныя литографіи. Держа трикирій и дикирій, а при словахъ «и припадемъ ко Христу», низко склоняясь, опускалъ скрёщенные трикирій и дикирій къ самому полу. (Письмо отъ 7/20-го іюня 1971 г.)
       Послѣ ареста Владыки Петра управлялъ Воронежской епархіей Владыка Алексій (Буй). Слышала, что онъ былъ тоже арестованъ. НКВД устраивалъ очныя ставки съ другими духовными лицами, между прочими называли чуднаго священника целибата О. Іоанна Стеблина-Каменскаго, который (раньше того, послѣ продолжительнаго пребыванія въ Соловкахъ, вернулся оттуда хромымъ на костыляхъ (въ секркетной перепискѣ назывался «хромымъ».) Потомъ онъ былъ разстрѣлянъ. Сохранилось его послѣднее письмо къ пасомымъ изъ тюрьмы, напечатанное О. Михаиломъ Польскимъ, но тамъ есть опечатки, искажающія смыслъ... Помню, говорили о Владыкѣ Алексіи, что онъ спеціальнаго богословскаго образованія не имѣлъ; былъ изъ монаховъ, большой постникъ.
       (Письмо отъ 7/16-го сент., 1970 г.)

       7. Сонъ о Владыкъ Петръ.

       Былъ у владыки Петра келейникъ, тоже О. Митрофанъ, который въ ночь на 17-ое августа 1929 г. видѣлъ во снѣ своего Авву, умершаго полъ года до этого сна. По разсказу самого О. Митрофана; Владыка былъ въ бѣломъ подрясникѣ, въ бѣлой скуфьѣ съ очень блестящимъ крестомъ и бѣлыми чётками. «Я здѣсь на трое сутокъ — сказалъ Владыка — Буду служить, если власти позволятъ, а если нѣтъ, буду такъ молиться. Кстати, поблагодарю за тотъ порядокъ, который тамъ поддерживается. Буду посвящать тебя въ іеродіакона. Напиши Лизѣ (Елизавета Михайловна, сестра Евгеніи Михайловны, — жены брата покойнаго Владыки — Арсенія Константиновича), чтобы прислала тебѣ мою епитрахиль и поручи, и икону Преп. Серафима Саровскаго. Это тебѣ моё благословеніе». Снялъ съ себя деревянный крестъ и надѣвая сказалъ: «Этотъ крестъ съ мощами преподобныхъ Соловецкихъ Зосимы, Савватія и Германа, не разставайся съ нимъ. Это моё благословеніе. Сейчасъ пока носи подъ подрясникомъ, а потомъ, если Господь благословитъ, то и снаружи». На крестѣ видны были 3 тёмныхъ пятнышка съ мощами.
       Монахиня Ксенія (Новикова)   

Святитель Митрофанъ Воронежскій.

Прпп. Германъ, Зосима и Савватій, Соловецкіе основатели. Иллюстрація изъ «Соловецкаго Патерика», 1873 г. это было единственное изображеніе Преп. Германа, доступное Св. Петру, когда онъ писалъ ему акаѳистъ.

       Прошло 70 лѣтъ со дня перехода Святителя Петра въ лучшій міръ, но память о немъ, Ѳеоктистѣ Михайловнѣ и всѣхъ Воронежскихъ святыхъ и праведныхъ свята.

       Кондакъ Гласъ 8
       Радуйся Мати Ѳеоктиста Блаженная * въ Царствіи Христовымъ водворившаяся * радость Господню вкушающая * и насъ земныхъ не оставляющая. * Упроси у Господи вкупѣ съ новомученниками россійскими * душамъ нашимъ смиреніе * да воззовемъ ко Господу: Аллилуіа.

(1) См. о немъ «Русскій Паломникъ» № 11 - 12 (1995).

Особые разделы в интернет магазине Русский Паломник:

Купить иконы. Закон Божий. Светлана Копылова. Православный молитвослов. Жития святых. Статусы про жизнь. Православные фильмы. Игнатий Брянчанинов. Феофан Затворник. Иоанн Златоуст. Толковая Библия Лопухина. Притчи. Паисий Святогорец. Именины. Православие
 

Купить: CD - Житие св. Андрея Христа ради юродивого.
Купить: Святая блаженная Матрона Московская. Составитель Маркова А.А.
Купить: Икона - Святитель Митрофан Воронежский в деревянном киоте. 240х210х60 мм.
Купить: Икона - Святитель Митрофан Воронежский в деревянном киоте. 210х180х60 мм.
Купить: Икона - Святитель Митрофан Воронежский в деревянном киоте. 155х140х52 мм.
Купить: Икона - Святитель Митрофан Воронежский в деревянном киоте. 240х195х75 мм.
Купить: Икона - Святитель Митрофан Воронежский в деревянном киоте. 152х135х52 мм.
Купить: Икона - Святитель Митрофан Воронежский в деревянном киоте. 216х187х58 мм.
Купить: Икона - Блаженная Матрона Московская в деревянном киоте. 210х180х60 мм.
Купить: Икона - Блаженная Матрона Московская в деревянном киоте. 152х135х52 мм.
Купить: Серафимово благословение. Воспоминания семьи Пестовых и Соколовых.
Купить: Страницы моей жизни. Анна Александровна Танеева (Вырубова).
Купить: Избрание на Царство Государя Царя Михаила Феодоровича Романова. А. М. Хитров.
Купить: Как жить сегодня. Письма о духовной жизни. Игумен Никон (Воробьев). Составил проф. А.И. Осипов
Купить: Таинственная жизнь Церкви. Протоиерей Борис Балашов.
Рейтинг@Mail.ru
Православный интернет-магазин Русский Паломник